02:21 

Внеконкурс

Дети Понедельника


Название: Пиковая дама
Тема: Мир
Автор: Nereis
Бета: Terra Nova
Краткое содержание: О некромантии, экологической обстановке и делах житейских.


Несмотря на летнюю жару, арка была покрыта инеем. Пушистые его кристаллики едва отражали свет, сочащийся с лестницы, и уж совсем в темноте под ними в аквамариновом сумраке просматривался барельеф, украшенный готическими буквами. Буквы гласили: «Смерть – это еще не все», «Воскресайте с нами» и «Все помнят нашего первого клиента».
Рисунок, изображающий трехголовых собак в центре свода, был сколот, отшлифован и украшен табличкой «Доктор Ансгар Мерц».
Согласно первоначальному замыслу, арку планировалось вынести наружу, но, поскольку закосневший человеческий мир еще не был готов полюбить порталы в иное, доктор Мерц не спешил.
И каменная дуга, похожая на изогнутую кошачью спину, возвышалась в прихожей, покрываясь замерзающим конденсатом. В пазухах ее узоров неплохо охлаждались бутылки с пивом.
– Нет ничего более идиотского, – ворчал доктор Мерц, опустившись на одно колено и растирая в пальцах тающие кристаллики, – чем словосочетание «плохая экология». Экология – это наука! Она не может быть плохой или хорошей! Verflixt! Она просто и-зу-ча-ет!
– Но говорить «плохое экологическое состояние окружающей среды» – эт’ слишком длинно, – возразил доктору парень славянской внешности со светлыми, винно-розового оттенка волосами.
– Сходил бы ты за пивом, Ваня, – укорил доктор. – Тебе все равно, а мне надо вымывать из организма свинец и радионуклиды.
Будучи горбуном невысокого роста, доктор Мерц не любил появляться на улице в светлое время суток. По паспорту он был уроженцем такой несуществующей страны как Германская Демократическая Республика, а лицом походил на тех, кому никогда не суждено было родиться – худой, корявый, с большими глазами разного размера и жидкими темными волосами, спадающими до левого плеча (оно было выше правого). Сидя под аркой, Мерц осторожно закатывал тряпкой в совок маленькие серебристые шарики ртути.
Шарики не сопротивлялись, но, как казалось Ване, выглядели укоризненно.
– Слушаюсь, шеф! – отчеканил он по-военному. – Девочек снимать?
Ваня был симпатичен, весел и любил глупо шутить. Всю жизнь он стеснялся своих мыслей, но два года назад, получив свидетельство о смерти, освобождающее его от ответственности за собственную самооценку, полностью лишился комплексов.
– Что ты с ними делать будешь? – хмыкнул Ансгар. – На голову натягивать? Дебил.
Раньше я думал, что смерть отучает от тупых шуток даже таких безмозглых придурков, как ты, но теперь вижу, что ошибся.
– Это потому, что них отучает жизнь, – бодро согласился Ваня. – Но вы можете меня убить.
– Не могу, – вздохнул Ансгар. – К моменту смерти ты прожил 32 года, следовательно, без специального яда проживешь как минимум столько же. А яд нынче дорог.


Возможно, обнадеженный именно этим заявлением, Ваня вернулся из магазина не только с пивом, но и с двумя девушками – высокой блондинкой и маленькой брюнеткой.
– Здравствуйте, – робко сказали девушки. – Вы… доктор Мерц?
Рассматривая гостей в темноте прихожей, Ансгар Мерц думал почему-то не о том, кого они видят перед собой, а о том, достаточно ли внушительно выглядит арка. Он предполагал, что тоже частично избавился от комплексов. Осталось избавиться от отложений ртути в организме.
– Чем могу служить? – Он вежливо склонил голову на бок (вперед она наклонялась плохо) и криво улыбнулся.
Девушки переглянулись.
– Вы… нам сказали, что вы можете…
– Я некромант.
– Это нам и нужно, – сказала высокая блондинка. Она была более решительной. – Нам нужно воскресить бабушку. Ненадолго. На пару дней.


Бабушка у сестриц была лежачая, капризная, и когда-то, под влиянием момента, завещала все свое имущество кузену девушек, живущему в Новой Зеландии. Однако со временем, осознав, что лишилась последнего козыря, обещала изменить завещание в пользу сестер, если они поселятся у нее в квартире и станут за ней ухаживать. Пять лет Аня и Лена честно исполняли договор, и вот послезавтра должен был наступить момент триумфа – бабушка согласилась принять нотариуса и переписать заветный документ. Девушки уже прикидывали, на что потратят наследство, увлеченно рылись в каталогах…
А нынешней ночью бабушка взяла да отдала богу душу.
Можно ли как-то сделать так, чтобы она дожила до послезавтра? Пусть подпишет при нотариусе, а после – пусть помирает, сколько хочет. Пожалуйста…
– Вы в курсе моих расценок? – уточнил Ансгар Мерц.
Девушки молча закивали. Они готовы. Они даже приплатят, если получат по завещанию все, что им обещано.
– Снятие греха с души включаем? – осведомился некромант.
– Мы неверующие, – робко ответила Аня.
– Как хотите. А теперь покажите клиентку, пока она не начала портиться. Лето все-таки.
Ваня знал причины нетолерантности доктора Мерца к атеистам – тот говорил, что пока на земле жили верующие люди, на ней не было так грязно.
Сам же господин Ансгар считал себя если не религиозным, то сочувствующим, однако был уверен, что за все свои будущие грехи заплатил еще при рождении. И мало кто решился бы с ним спорить.


В комнате были задернуты все шторы и занавешены все зеркала.
Покойница, однако, не была накрыта с головой, и Ваня поразился, как все-таки смерть уродует людей – старуха была белая, жесткая, с запавшими глазами и щеками и полуоткрытым ртом, застывшим в брезгливой гримасе. Вылитая «Пиковая дама».
В комнате плохо пахло.
– Должен вас предупредить, – сказал доктор Мерц, – что после того, как она встанет, у нее может сильно измениться характер.
– Главное, чтоб нас узнала, – произнесла Аня хмуро.
– И помнила, как расписываться, – добавила Лена.
Заметив вопросительный взгляд Вани, они снова помялись, но объяснили:
– Не может быть хуже характера, чем у лежачей бабки. Она и ходячая-то была не особо, а уж как слегла… мы должны были ей каждый вечер писать отчеты – где были, сколько потратили… издевалась постоянно. С детства.
Ваня представил себе картинку – ночь, входит бабушка в белом чепце… и дальше как по Пушкину: «Я пришла против своей воли, чтобы подписать завещание…». Брр.
– А если, – осторожно спросил он, – набросится и начнет вас душить?
– Позволь мне хоть перед ритуалом отдохнуть от твоих тупых острот, – поморщился доктор Мерц. – Они так не делают. В крайнем случае, – он протянул девушкам небольшой стеклянный цилиндр, – вот яд. Здесь игла; достаточно одного укола, и восставший мертвец обретет покой.
Внимательно поглядев в глаза сначала одной сестре, потом другой, он пояснил:
– Это не будет убийством. Ведь она уже умерла. И следов не останется. Я гарантирую. А теперь, будьте любезны, покиньте комнату – ритуал требует сосредоточения. Ваня, ты расставил свечи? И принеси воды. Она захочет пить, когда воскреснет.


Прошло всего четыре часа; казалось, сменилась эпоха.
Доктор Мерц, как и всегда после ритуала, ощущая небывалый подъем, раздвинул шторы, а потом все-таки присел на специально оставленный для него стул с кожаной обивкой. Стул выглядел ровесником старухи, которую он про себя уже называл «графиней». Его явно делали еще тогда, когда экология была «хорошей». Нет, поправил себя Ансгар. Ее тогда еще не придумали. Незачем было. Поэтому и «графиня» дожила до девяноста двух.
Небо начинало светлеть. Свечи гасли одна за другой – сами, как это всегда бывало в конце ритуала. Значит, все получилось.
Интересно, прилегли ли девушки? Оставаясь там, за дверью, и глядя, как розововолосый миловидный зомби зажигает свечи вокруг трупа, они выглядели очень бледно.
Впрочем, сам Ваня, когда два года назад Мерц воскресил его, выглядел куда хуже, сначала утопившись из-за несчастной любви, а потом пропутешествовав несколько дней в нефтяном пятне. Тогда-то у него в волосах и завелись эти розовые водоросли. На вопрос, не красит ли он их, Ваня солидно отвечает: «Это из-за экологии. Экология плохая».
И не врет. Хотя фраза, конечно, отвратительная, как и большинство этих расхожих современных фраз. Покойница поняла бы.
…Правильно подготовленные Ваней девушки вошли в комнату и встали на пороге. Покойники всегда пробуждаются с первым лучом – так уж заведено. Но им нужно время, чтобы прийти в себя полностью и осознать произошедшее, поэтому, входя к ним, лучше не спешить. Мало ли, что им взбредет в голову.
Бабушка лежала с открытыми глазами. Рядом с ней на тумбочке стоял уже почти выпитый стакан воды, всю ночь отражавший огоньки ста двадцати трех свечей.
– Бабушка? – севшим от страха голосом спросила Аня.
Бабушка повернула голову к двери, скрипнув кроватью.
Ансгар отошел и встал так, чтобы его не увидели.
– Привет, – сказала Лена, более смелая. – Тебе нужно что-нибудь, бабушка?
Минуту бабушка смотрела на внучек белесыми, словно высохшими, глазами. Доктор Мерц много дал бы, чтобы узнать ее мнение о стакане – наполовину полон он, или наполовину пуст? Это было очень важно.
Сев на кровати, бабушка улыбнулась.
Если бы за спиной у девушек не стоял Ваня, сначала не позволивший им броситься прочь, а потом поддержавший каждую за локоть, чтоб не упала, ситуация стала бы очень глупой.
Посмотрев на позеленевших от страха девиц, бабушка улыбнулась еще раз.
– Доброе утро, деточки, – сказала она ласково. – Бледные-то какие… небось, не завтракали еще? Ну, сейчас, я приготовлю…
Кряхтя, бабушка поднялась с постели и набросила халат.
– Сейчас, сейчас, – бормотала она, направляясь к двери. – Деточки мои, давайте, я вас накормлю… я такую кашку вам сварю – с яблочками, с курагой и орешками… ты, Анечка, в детстве любила кашку с орешками, я правильно помню? – бабушка лукаво сощурилась.
Оказавшись у покойницы за спиной, Анечка окончательно потеряла человеческий цвет и сползла по дверной притолоке.
– Тихо, тихо… – шептал Ваня, брызгая ей в лицо из бабушкиного недопитого стакана. – Все хорошо… Стакан наполовину полон… хм, был.
Весь ближайший час бабушка варила кашу. И суп. И крутила котлеты.
– Эти мальчики? – спросила она, увидев, наконец, зомби и некроманта. – Это ваши кавалеры? Какие милые… я всегда говорила – у моих внучек очень хороший вкус! Как вас зовут? Ванечка? Ванечка, садитесь, я вам салатику положу… а вы? Ансгар? Какое красивое, благородное имя! И глаза у вас умные. Будьте любезны, вот сок, вот компот… или вам пивка? Ай, хитрые! Но есть и пивко, как же не быть. Есть оно… Леночка, да ты сиди, я сама найду. Я знаю, на средней полке. Вам темное или светлое?
Самым спокойным из всех присутствующих выглядел доктор Мерц. Теперь он чувствовал себя усталым и очень хотел есть. А еще он знал, что сейчас поест и захочет спать. И все.
А что до покойников… он и не такое видал.
– Вы не могли бы, – тихо попросила его Лена в прихожей, – раз уж вы мой поклонник… ну хотя бы поцеловать меня на прощание. Для бабушки. Она идет сюда…
Ансгар вздохнул.
– Не мог бы, – сказал он шепотом. – Потому что я не единственный мастер в этом городе. Если я хотя бы прикоснусь к женщине, я стану одним из многих; печальная участь.
Он тихо рассмеялся. Первый раз девушка попросила его о знаке внимания; и первый раз он отказал.
Он самый сильный некромант в городе именно потому, что урод. Все остальные соблазняются так или иначе. А он застрахован. И не намерен отказываться от этого своего преимущества.
– Ой, извините…
– Вы уж заходите к нам, – выдвинулась из комнат бабушка. Неизвестно когда она уже нашла время причесаться и даже уложить волосы в блестящие старомодные кудряшки. – Мы всегда рады вашему визиту.


…И они действительно зашли. Девушки оплатили еще два визита «кавалеров».
– Теперь нам нужно расстаться, – шептала Лена. – Скажем бабушке, что мы их послали. А то у нас деньги кончатся раньше, чем мы получим завещание.
Сестра посмотрела на нее странно.
– Понимаете, – говорила она мужчинам (если зомби и доктора Мерца можно было так назвать), – это была моя мечта. С детства. Чтобы у меня была такая бабушка. Чтобы она кормила меня, отбирала чипсы и сажала огурцы на даче. Чтобы она меня понимала и все, все прощала… Чтобы она знала о мире такое, чего не знаю я, и это знание делало бы ее доброй. Однажды, – заметив, что Ваня внимательно слушает, Аня увлеченно, почти зачарованно продолжала, – мне приснился сон, что я выхожу утром в сад, блестящий от росы… паутинки в радужных каплях… только что раскрывшиеся цветы… и я понимаю, что это мир, полный любви, который принадлежит ей, и которым она делится со мной… Но наяву она была совсем не такая. Это она такая теперь… Может быть это потому, что она была там, на том… на той стороне? Может быть, поэтому?
Доктор Мерц выразительно посмотрел на Ваню.
– Конечно! – заверил тот. – Там есть что-то, что не передашь словами. Смерть… ну, она… делает человека добрее. Он узнает там, что нельзя быть злым. И начинает всех понимать.
– Возьмите, – всхлипнула Аня, протягивая ампулу с иглой. – Я… не буду… не могу ее убить. Ведь она… я мечтала о такой бабушке. Когда она заставляла меня учить уроки. Когда ставила в угол. Когда запрещала гулять, я думала – вот, ведь есть бабушки… ыыы… добрые. Хорошие, понимающие, спокойные. А она – она все понимает, все знает… она добрая, хоть и забывчивая иногда. Да.
Доктор Мерц молчал. Молчал так, словно что-то вспомнил, что-то далекое и ему совсем небезразличное. Ване даже показалось, что вот сейчас он протянет руку и коснется плеча девушки, признав этим справедливость ее решения, да и что там, просто сочувствуя.
Но доктор Мерц этого не сделал.
– Что ж, – согласился он сухо. – Как хотите. Если передумаете – обращайтесь.
И сунул ампулу в карман куртки.
– Спасибо, – Аня сделала попытку поймать его руку, но в итоге только схватилась за рукав, – спасибо вам… вы… профессионал. Наверно, я выгляжу как дура, но… вы понимаете.
Она улыбнулась.
…Уже на улице Ваня сказал:
– Она все подписала. Она действительно не чает в них души.
– Я догадался, – ответил некромант. – Только теперь вряд ли им пригодится это завещание.
– В смысле?
– Бабке девяносто два, и, если ее не отправить обратно, она еще примерно столько же и просуществует. Вряд ли наши девушки сравняются с ней по продолжительности жизни. Экология нынче не… Ach du Scheiss! Я хотел сказать – экологическая обстановка не та, что раньше.

@темы: внеконкурс, Радуга-3

Комментарии
2011-07-08 в 21:13 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
Конец такой прекрасно предсказуемый, в лучшем смысле - именно этого и ждешь с восторгом, и оно случается.
Попискивал всю дорогу, это очень и очень ня.

любимые цитаты

Спасибо за текст!

2011-07-20 в 03:15 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
Ыы, хорошо, порадовало %)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

[калейдоскоп]

главная