22:45 

Внеконкурс

Радуга-фест
Всё, что угодно
Название: Пожелайте мне удачи
Автор: Теххи Халли
Бета: нет
Типажи или список действующих лиц:
- герой поневоле;
- одинокий странник;
- двойной агент;
- некрасивая и достаточно недалекая, но бесспорно талантливая актриса;
- оптимистичный хамелеон (человек или нет - на усмотрение автора);
- человек с биомеханическим протезом внутреннего органа (сердце, лёгкие, мозг и т.п.);
- молчаливая незнакомка с закрытым лицом;
- умный военный, целенаправленно изображающий из себя идиота;
- юный аристократ, ничуть не кичащийся своим положением, но всем своим видом намекающий остальным, что они быдло;
- человек, который никогда не улыбается;
- старик лет за 70, вредный, потрепанный жизнью, с хроническими болезнями и чувством юмора;
- пожилая дама, любительница кошек и кофе с ликером;
- секретный агент в похоронном костюме, на чёрной машине;
- обычный ничем не примечательный подросток;
- призрак повешенного ковбоя;
- девочка-медиум (с кем она общается - на усмотрение автора);
- девушка-брюнетка в синем пальто, несущая горшок с фикусом;
- оборотень-вегетарианец.
Квест: история о несовершенной ловушке
Вместо краткого содержания:
- Будем ли мы его спасать? – провокационно добавил Янек. – Не упускаем ли мы редкую возможность избавиться от него раз и желательно навсегда?


Часть первая: ловушка

- Я помню песок, потрескавшуюся землю и высохшие кактусы. Блеклое небо сливалось на горизонте с пустыней, и воздух дрожал в горячем мареве. Девушка в синем-синем пальто стояла на коленях и закапывала в песок фикус. У девушки были короткие черные волосы и упрямый взгляд. Через некоторое время она поднялась и пошла дальше. За ее спиной среди безжизненных кактусов ярко зеленели листья фикуса, а из-за бархана мягко выкатилось перекати-поле. Огромное металлическое перекати-поле, вместо веточек и листиков у него были провода, стальные лезвия и шестеренки… И когда перекати-поле перекатило девушку, я вдруг ясно осознал в каком жестоком-жестоком мире мы живем…
- Заткните его уже кто-нибудь, – попросил Герцог.
Шляпа Мю поудобнее привалился к двери своей камеры и продолжил громким голосом, чтобы Герцогу было лучше слышно:
- А вот еще помню…

***

Полковник Джереми Нет,сэр! в который раз просматривал план здания: двухэтажный особняк, комната, в которой сидит Шляпа Мю, рядом комната, где караулит… (полковник взглянул на часы), где сейчас караулит Герцог, здесь сидит сам полковник, здесь кухня, здесь ванная и подсобка, здесь потайной ход, информацию о котором они очень аккуратно слили в сеть. Полковник задумчиво раскрутил световое перо, словно оно было планшеткой в спиритическом сеансе. Перо указало на фигурку Шляпы Мю. Над фигуркой горела надпись «Вор и разбойник». Мысленно полковник переправил надпись на «Сыр», потом взглянул на потайной ход и обозвал его «Мышеловка», потом нарисовал маленький космический кораблик далеко за пределами плана и поставил подпись – «Мышка».

Полковник Нет,сэр! получил свое прозвище вследствие того, что вышестоящие чины часто задавали ему один и тот же вопрос.
- Вы идиот? – спрашивали они.
- Нет, сэр! – добросовестно отвечал полковник, продолжая прикидываться идиотом.
Очень немногие отдавали дань его интеллекту. Большинство из этих немногих приезжало к полковнику на катафалке и сообщало дурные вести.
- Новое задание, Джерри, не строй такую кислую рожу, – говорил обычно Эдвард, дымя сигареткой и аккуратно стряхивая пепел с лацканов своего пижонского похоронного фрака.
- Я очень не люблю работать, – честно признавался полковник.
- В последний раз, – лживо обещал Эдвард. – Потом свалишь в систему Великого Джа, и даже мы тебя не найдем.
Очередной последний раз случился три дня назад, когда Эдвард бесцеремонно затащил полковника в катафалк и, рассеяно нюхая черную орхидею, сообщил о новом задании.
- Очень деликатное дело, Джерри, очень-очень. Кодовое название «Фортуна». – Эдвард затянулся орхидеей. – Доставишь арестованного вот сюда. – Он ткнул в карту. – Обеспечишь охрану. И подготовишь ловушку, потому что его попытаются отбить или вытащить. И тогда ты накроешь всю шайку. Вы меня поняли, полковник?
- Да, сэр.
Эдвард бережно засунул орхидею полковнику за ухо.
- Попробуй еще раз, Джерри. Это очень деликатное дело. Класс тета-сигма. Вы меня поняли?
Класс тета-сигма не присваивается заданиям по поимке преступников, сообразил полковник. Этот класс исключительно для… Он внимательно посмотрел на Эдварда.
- Нет, сэр, – ответил полковник Нет,сэр! – Я Вас не понимаю.
- Ты на правильном пути! – улыбнулся секретный агент.

- Он заткнулся, и я не вижу его на мониторах! – обиженно произнес Герцог, отвлекая полковника от размышлений и мысленных проклятий в адрес Эдварда.
Джереми Нет,сэр! выругался вслух. Когда он вошел в комнату, которую они наскоро переделали в камеру, Шляпы Мю нигде не было видно, однако из-под тяжелой малиновой портьеры торчали чьи-то туфли. Полковник отдернул штору и наткнулся на дружелюбный взгляд.
- Привет, – сказал Шляпа.
Если полковник и ненавидел кого-то больше, чем секретных агентов, так это тех, кто пытался перещеголять его в идиотизме.

Шляпа Мю получил свое прозвище за нежную привязанность к черному цилиндру, с которым он практически не расставался. Шляпа вообще считал, что личностям вне закона следует придерживаться определенного хорошо продуманного стиля. Сам Мю носил сорочку с шелковыми манжетами из голубых и вишневых вставок, длинный сюртук темного цвета и в тон ему слегка коротковатые брюки со стрелочками. Из-под брюк выглядывали голубые носки в вертикальную вишневую полоску. Туфли у Мю были блестящими-преблестящими. Характер у Мю, по мнению его ближайших друзей, был противным-препротивным с легким, но верным уклоном в садизм. Единственным, что портило утонченность образа, были волосы. Сам Шляпа называл их соломенными кудрями, но остальные утверждали, что его лохмы просто торчат соломой как у огородного пугала.
Шляпа Мю дернул себя за светлый локон, чтобы лучше думалось, и прислушался к шагам за дверью. Танцующую поступь Герцога сменило тяжелое топанье второго охранника. Шляпа огляделся. Не то, чтобы он сомневался, что друзья его отсюда вытащат, просто он не любил сидеть без дела. «Хотя нет, – весело признал Мю. – Еще как сомневаюсь».

***

- Сэр… – проникновенно произнес Герцог, заглядывая полковнику в глаза. – Давайте проясним ситуацию. Ваше плебейское происхождение меня никогда не волновало и я с удовольствием поговорю с Вами как равный с равным. Как одно высокоинтеллектуальное существо с другим близким ему по разуму собратом, пока мой коллега – мистер Неулыбчивый – бездумно меряет коридор перед камерой своими огромными ножищами.
- Его зовут Смайлик, – ласково поправил полковник.
- Вы меня огорчаете, сэр Джереми, его зовут сеньор Алекс Томпсон, а «Смайлик» – это дешевый продукт сомнительного чувства юмора его сослуживцев. Если прозвища в нашей среде – насущная необходимость, то я лучше буду звать его мистер Неулыбчивый, что, во-первых, ближе к истине, а во-вторых, звучит гораздо эстетичнее. Но мы отвлекаемся на пустяки, сэр. Итак, ситуация, в которой мы завязли по самые гланды, видится мне так: у нас есть Вы, я, мистер Неулыбчивый, плюс секретный взвод каких-то совершенно невыразительных личностей…
- Ничем не примечательных, лейтенант, и, между прочим, это элита.
- Доверяю Вашему вкусу, полковник. Продолжим, еще мы имеем в наличии Шляпу Мю – мерзкого вора, злобного грабителя и вообще гнусную личность, с какой стороны ни посмотри. Также в нашем распоряжении находится потайной ход, и мы, видимо, испытываем какую-то надежду, что подельники Шляпы в своем благородном желании вызволить товарища воспользуются этим ходом. Тут-то мы их и поймаем. Я все верно излагаю, сэр? Наша сверхзадача – «накрыть всю банду»?
- Нет, Герцог, – вздохнул полковник, тщательно подбирая слова. – Наша сверхзадача – действовать по обстоятельствам.
- «Сыр» исчез с мониторов! – раздался по внутренней связи голос Смайлика.

Нет,сэр! ворвался в камеру. На этот раз Шляпы не было ни за портьерой, ни в шкафу, ни под кроватью, ни даже под креслом. Полковник скрипнул зубами и, как выразился бы Герцог, возвел очи горе.
Распластавшийся под потолком Шляпа Мю весело помахал полковнику рукой.
- Кончай свои фокусы, – процедил Нет,сэр!, когда Шляпа, не удержав равновесие, свалился на кровать. – Или мы запрем тебя в чулане.
Полковник блефовал, из чулана было слишком легко сбежать.
- А давайте сыграем? – предложил Мю, одаривая полковника долгим изучающим взглядом. – В Чинко? У меня и колода есть. То есть была среди тех вещей, которые вы отобрали. Если выиграете, обещаю – больше никаких фокусов.
- Не соглашайтесь, сэр, – встрял Герцог. – У него карты крапленые.
- Тогда мы сыграем другими картами. – Впервые за день полковник Нет,сэр! улыбнулся. – Смайлик, принеси свою колоду.
Шляпа Мю медленно перетасовал карты.
- А у вас, значит, – укоризненно произнес он, внимательно рассматривая погнутые уголки и таинственные дырочки, – карты не крапленые?

Через полчаса вглядывания в монитор Герцог сдался.
- Трата моего бесценного времени и порча моего бесценного зрения. Карт почти не видно, а по их каменным физиономиям, кто выигрывает, тоже не разберешь. Оставляю тебя одного, мистер Неулыбчивый. Карауль их хорошенько.
- Тебе не нравится мое прозвище, – констатировал Смайлик.
- Мне вообще мало что нравится в людях, – печально заметил Герцог. – У меня слишком хорошее чувство вкуса для этого.
- А мне твое нравится, – серьезно произнес Смайлик ему вдогонку. – Очень благородное.
- Издеваешься? – Герцог чуть не споткнулся на пороге. – Я – принц крови! А меня понизили до какого-то герцога!
«С некоторыми людьми очень сложно подружиться», – подумал Смайлик и продолжил молчаливо наблюдать за игроками.

***

Энибени Реб был вредным, потрепанным жизнью стариком лет за семьдесят с хроническими болезнями и таким же хроническим чувством юмора. В данный момент он находился в просторной лаборатории и, покачиваясь в удобном кожаном кресле, у которого вместо колесиков были полозья с вмонтированным реактивным двигателем, перепроверял расчеты, сделанные леди Сильвер.
Леди Мэгги Сильвер была пожилой дамой в ярко-голубом платье под цвет глаз. В ее досье также значилось, что она является большой любительницей кошек и кофе с ликером, и страдает аллергией и на то, и на другое. В данный момент леди Сильвер устанавливала в западном углу лаборатории огромную колбу из цветного стекла.
- Мы задумали безумие, мы задумали каприз… – негромко напевала леди.
- Мы связались с военными, – язвительно подпел ей старик из своего кресла. – Не сносить нам головы…
Если бы эти двое чертили схему с ловушкой, то сделали бы это гораздо точнее полковника.
Сыром в их плане был и Шляпа Мю, и его друзья в далеком космическом кораблике, и сам полковник Нет,сэр! со своими подчиненными – Герцогом и Смайликом. А мышеловкой были тонкие серебряные линии, окружавшие особняк, в котором держали Шляпу, и бегущие в северо-западном направлении к небольшому храму. Внутри храма находилась лаборатория. Серебряные линии петляли среди колонн из теплого белого камня и заключали лабораторию в восьмиконечную звезду. Свет проникал внутрь сквозь узкие витражи, и разложенные на столе металлические инструменты пускали разноцветных солнечных зайчиков. Огромная колба в углу была самой главной частью мышеловки.
А мышкой была…
- А-ха-ха, – хихикнула старая леди. – Это такая мышка, что скорее уж кошка…


Часть вторая: команда

Тео Гибельгейн сидел в рубке своего гоночного корабля и лениво наблюдал за приборами. У Тео был мечтательный взгляд человека, который долго путешествовал в одиночку и слегка отвык от общества, и он улыбался сам себе блуждающей улыбкой. Он относился к тем людям, которым очень хорошо, пока они в дороге, и ужасно скучно, когда они куда-то приезжают, но в этот раз он возвращался с интересной добычей и испытывал некоторое предвкушение от встречи с командой. Впереди замаячили сигнальные огни, и Тео приготовился к стыковке с изящным серо-серебристым кораблем.
Все космические корабли были похожи на птиц. Черные ласточки полиции хищно следили за порядком, военные беркуты соперничали с военными же ястребами, домашние курочки перевозили семьи, интеллектуалы-одиночки предпочитали филинов, подростки гоняли на воробьях и так далее. У одного оригинала была даже утка по имени Элизабет. Однако корабль, к которому пристыковывался Тео, как ни посмотри, был летающим зайцем. Шляпа Мю настаивал, что это Лунный Кролик, но заяц, он и в небе заяц.
- О! Погибель вернулся! – радостно прокричал Янек. – Очень вовремя! Мы тут как раз…
- Заложили Шляпу! – опередила Янека Кузя.
Тео Гибельгейн резко захотел обратно в безлюдный космос, где только он и звезды и никаких «Привет, мы заложили твоего лучшего друга».
- Не от доброты сердечной мы это сделали, – быстро продолжила Кузя. – Просто на ремонт не хватало, запчасти только по «Бай-бай» закажешь, спроси у Ушас, а добычи в этом захолустье никакой. И тут Лемах как завопит: «Я гений! За мою голову назначено целых двести старков, давайте сдадим меня?» Но мы посовещались, и так как за голову Шляпы давали в два раза больше, сдали властям его.
- Будем ли мы его спасать? – провокационно добавил Янек. – Не упускаем ли мы редкую возможность избавиться от Шляпы раз и желательно навсегда?
«А ведь я сам во всем виноват, – мрачно подумал Тео, бросая тоскливый взгляд на временно недоступные глубины космоса. – С меня все началось».

***

Все началось с Тео Гибельгейна в тот момент, когда дедушка оставил ему в наследство антикварную рухлядь под названием «Летающий заяц». Тео сделал пару вылетов, чуть не разбился при посадке, благоразумно сдал «Зайца» в ломбард и купил себе гоночный кораблик. В то время Тео крал только ради искусства, жил впроголодь, считал себя волком-одиночкой и вообще был страшно счастлив. А потом Тео встретил Шляпу Мю. Шляпа был авантюристом с далеко идущими планами, он выкупил «Зайца» и объяснил Тео, как хорошо им будет работать в команде, и как много и быстро они так заработают. «В смысле, украдем», – поправил сам себя Шляпа. Однако он сильно просчитался. Во-первых, Тео Гибельгейн отвратительно работал в команде. Во-вторых, «Заяц» находился в режиме постоянного ремонта. «Где бы нам раздобыть какого-никакого постоянного механика?» – как раз вопрошал у вечности Шляпа, когда проплывающий мимо их корабля Янек вдыхал последние остатки кислорода и тщетно пытался вспомнить молился ли он на ночь?
Всю свою сознательную жизнь Янек страдал раздвоением личности, что делало его идеальным двойным агентом, особенно когда он вовремя переключался с одного «я» на другое. На правительственную разведку Янек работал как господин Пахарито, а на разведку системы Великого Джа как Радужный Козлик. Все шло очень хорошо, пока Янеку не пришлось делать окончательный выбор. Лояльный и тем, и другим, он слил всю информацию в сеть, создал два поддельных трупа и попытался сбежать в открытый космос. Его «Птичку-синичку» подстрелили еще на орбите, аварийная капсула сработала из рук вон плохо, и если бы не беспорядочно скачущий по округе «Заяц», гореть Янеку в верхних слоях атмосферы.
Присоединившись к экипажу «Летающего зайца», бывший двойной агент вследствие пережитого шока обнаружил в своей голове третью личность – призрак повешенного ковбоя. Как вскоре выяснилось, с ковбоем он мог общаться исключительно при помощи своего четвертого «я» – семилетней девочки-медиума. На почве всего этого Янек окончательно двинулся мозгами и начал страдать приступами лунатизма и инфантилизма. К тому же раз в неделю он доставал старое банджо и очаровательно картавя пел песенки фривольного содержания про лунапарк с блэкджеком и шлюхами. «С другой стороны, – как говорил Шляпа Мю, – первая его личность – талантливый механик, а вторая – шикарный повар». «Вот только он постоянно оказывается не той личностью, которая требуется в данный момент», – возражал ему Тео. В душу Гибельгейна начали закрадываться подозрения, что дальше все будет только хуже. Однако когда на пороге «Летающего зайца» возникла Клара, Шляпа уверил Тео, что они обязаны ее принять, потому что хуже уже все равно не будет. Но Мю снова сильно просчитался, им еще предстояла встреча с Ное Лемахом.
Клару нельзя было назвать очень красивой или очень умной, но она бесспорно была гениальной актрисой. С ее талантом воровские дела «Летающего зайца» обещали быстро пойти в гору. «Тем не менее, – сказал Шляпа, строго глядя на девушку, – мы не можем взять на борт женщину. У нас, пиратов, баба – к беде!» «А пусть тогда будет домашним любимцем», – предложил Янек. И тремя голосами против одного Клару переименовали в Кузю. Не то, чтобы Кузя не пыталась им потом отомстить, еще как пыталась. Она обозвала Гибельгейна Погибелью и выяснила, что Янек сам себя называет Янек-Янек, а после расчетверения личности – Янек-Янек-Янек-Янек. Но апогеем подрывной деятельности Кузи стала случайная парковка «Зайца» в зоне метеоритного дождя.
«В металлолом», – подытожил Тео, глядя из спасательной шлюпки на пылающие остатки корабля.
«Нет, – чуть не плакал Шляпа, – мы все восстановим».
«Мне очень жаль, я правда не специально», – убивалась Кузя.
«Отпрыгался, – печально вздохнул Янек. – Никто не сможет на нем летать после такого».
«Ха! – сказал Шляпа Мю, вставая во весь рост. В багровых отблесках пламени он был похож на юного чумазого бога, не совсем понимающего, как правильно карать людей молнией. – Мы наймем профессионального пилота!»
Ушас куталась в шафрановое сари до самых глаз, в темной синеве которых мелькали падающие звезды с безупречно выверенными траекториями. Как у любого профессионального пилота, половина внутренних органов Ушас, включая правое полушарие мозга, была заменена на биомеханические протезы. Больше о ней ничего не было известно. Все свое внимание пилот уделял кораблю. «Летающий заяц» был капризной раздолбанной в хлам колымагой, которая в девяти случаях из десяти норовила оказаться абсолютно не там, где нужно. Все траектории просчитывались с огромным трудом, иногда, практически, наудачу. Привыкшая к сложным, но предсказуемым машинам, Ушас впервые за долгое время была по-настоящему счастлива.
Появление профессионального пилота благотворно сказалось не только на корабле, но и на экипаже. Кузя была прощена. Тео перестал вздрагивать от малейшего пространственного скачка. Шляпа вообще откровенно молился на Ушас. Но больше всех к ней привязался Янек. Со всей шумной компанией у него в голове было совершенно прекрасно находиться в обществе человека с казалось бы напрочь отсутствующей личностью.
Ное Лемах случился с командой «Летающего зайца» на третьи сутки всеобщего благоденствия.
Удирая от полиции, Шляпа Мю совершил роковую ошибку и взял в заложники какого-то шалопая с улицы. Когда требования Шляпы дошли до шерифа, тот не поверил своему счастью и отдал приказ стрелять без предупреждения, чтоб всякому преступному сброду впредь неповадно было. Шалопаем с улицы оказался Ное Лемах – известный сын известных родителей, добрый и совершенно не приспособленный к жестокой правде жизни парень. К несчастью для себя, Лемах также являлся возлюбленным дочери шерифа. Шериф желал своей единственной наследнице всего самого лучшего, а Ное – мягкотелая креветка – не то, что до самого лучшего, до более-менее приемлемого и то не дотягивал. Пока полицейские колебались между честью и долгом, телохранители семьи Лемах загородили юного хозяина, чтобы принять удар на себя, а Шляпа Мю вдруг очень четко осознал, что живым ему отсюда не выбраться.
И тогда Ное совершил благородный и мудрый поступок. Он громко проорал, что его взяли в заложники по собственному желанию. Потому что он, видите ли, хочет полететь к звездам, и посмотреть мир, и стать более самостоятельным членом общества. Он также добавил, что вот этот милый человек в смешной шляпе – его старый друг детства и что они оба страшно извиняются за причиненные неудобства. Ное Лемах вдали от родной планеты пришелся по душе всем, за исключением покинутой возлюбленной, но ее спросить забыли. Даже Шляпа поначалу обрадовался. «Славный малый, – решил Мю, – верит людям, живет в своем иллюзорном мире, вряд ли долго протянет».
Однако мир иллюзий Ное оказался настолько прочным, что жестокая реальность проигрывала ему раз за разом. В воровском обществе «Летающий заяц» на целых три месяца прозвали «Малиновкой», литературно намекая на Робин Гуда. Команда «Зайца» не покладая рук грабила богатых и раздавала деньги бедным, пока Шляпа, в конце концов, не убедил Ное, что он – Шляпа Мю – самый нищий и несчастный человек во Вселенной и все деньги надо отдавать ему. После трех месяцев благотворительности Шляпа, и правда, выглядел очень жалко. Ное поверил, а когда опомнился, его власть уже пошатнулась, и все, что он мог сделать – это отдавать бедным свою часть добычи. Ушас неосторожно, но логично заметила, что чем больше добыча, тем больше в ней доля Лемаха, и он начал работать с полной самоотдачей. Вскоре цена за его голову стала соперничать с вознаграждением за поимку Шляпы. Единственное, что беспокоило Ное, – садистские истории Мю. Это была битва иллюзий с иллюзиями, гораздо сложнее и изощреннее любого сражения с реальностью.

Ни у кого не повернулся бы язык назвать экипаж «Летающего зайца» дружной командой. Даже Ное не спешил разбрасываться подобными замечаниями. Поэтому, когда Кузя предложила сдать властям Шляпу Мю, Шляпа философски произнес: «Так и знал, что этим кончится», достал кольт и взвел курок.
- Да, ладно, – сказала Кузя, – мы тебя потом вытащим.
Шляпа рассмеялся.
- Это же понарошку, – пояснил Ное. – Как в тот раз, когда мы договаривались взять меня в заложники.
- И когда я тебе чуть голову не отстрелил? – напомнил Шляпа.
- Убедительный был момент! – просиял Ное.
- Если мы тебя не спасем, – сказал поднаторевший в скользких вопросах бывший двойной агент Янек. – Погибель нас прикончит. Потому что ему придется стать капитаном вместо тебя.
То, что Шляпа Мю был капитаном, абсолютно ничего не значило, просто у него шляпа была, а у остальных не было. Тем не менее, дорожащий свое независимостью Тео Гибельгейн приходил в ужас от одной только перспективы передачи власти ему, даже если эта власть будет исключительно номинальной.

***

- Ну и, сэр Временный-Капитан? – Кузя дружелюбно похлопала Гибельгейна по плечу. – Собираемся ли мы спасать Шляпу? Или, как говорит Янек, ну его к акулам?
- Собираемся, – мрачно произнес загнанный в угол Тео.


Часть третья: побег

- К Вам мэр, сэр! – браво доложил Герцог во второй половине дня.
- С чем? – насторожился полковник. После того, как он выиграл у Шляпы в карты, тот вел себя так тихо и благопристойно, что полковник позволил себе слегка расслабиться.
- Со списком, – невинно ответил Герцог.
Джереми Нет,сэр! спустился в гостиную. Мэр города бросился ему навстречу с какой-то почти что неприличной радостью.
- Прямо не знал, что делать! – возбужденно протараторил мэр. – Хорошо сообразил, что Вы здесь! Забирайте на здоровье!
- Забирать что? – переспросил полковник, которому даже не потребовалось специально прикидываться кретином.
- Запускайте! – проорал мэр, распахивая парадные двери. – По очереди! Согласно списку! Итак… – Мэр повернулся к полковнику. – Одноглазый Джо, бандит и убийца, распишитесь здесь…
Перед полковником предстал верзила с черной повязкой через левый глаз.
- Пришел сдаваться, – промычал верзила. – По собственному желанию.
- Не задерживайте очередь, – попросил мэр. – Безымянный Барон, хакер в межпланетном розыске, и его ассистентка Джесси Бонд.
Девушка в белом халатике вкатила в гостиную тележку с компьютером.
- Джек-мясорубка, маньяк-коллекционер, проходите, господин Джек, проходите. Фредерик Абигейл Мэриголд Крюгер, список преступлений прилагается. Джозеф Керр, убийца, фигляр и мошенник. Джеймс «Крокодил» Крюк, воздушный пират э… обещал быть с минуты на минуту, пока пропустим. Мастер по прозвищу Мастер, виновный в…
- Герцог, – очень спокойно спросил полковник. – Что это за балаган?
- Это выше моего разумения, сэр, – смиренно ответил Герцог. – Разрешите откланяться, сэр. Пришло время моего очередного одинокого дежурства у камеры заключенного Мю. В качестве дружеской услуги, я сообщу мистеру Неулыбчивому, что Вы в нем нуждаетесь.
- И других преступлениях, – продолжил мэр. – Дуэт Мор и Арти, супруги-рецидивисты – криминальные консультанты. Тео Гибельгейн, вор и разбойник. Мадженто…
- Сэр! – Рация на поясе полковника взвыла голосом Герцога. – «Сыра» нет в камере! На этот раз действительно нет!
- Шляпа! – выругался полковник Нет,сэр! – Сбежал!
- Охренеть! – выругался стоящий перед полковником Гибельгейн. – Не дождался!
Джереми Нет,сэр! мрачно оглядел карнавальную толпу преступников, выругался еще раз и вызвал взвод Ничем не примечательных личностей. Через три минуты все входы и выходы были перекрыты.

***

Когда крышка люка начала медленно приподниматься, притаившаяся в чулане команда «Летающего зайца» заметила это не сразу и какое-то время еще продолжала тихо костерить Шляпу.
- Эгоистичная сволочь, – прошипел Гибельгейн.
- Хорек на свободе, – пробурчал Янек.
Ное промолчал, но в его молчании чувствовалась мягкая укоризна.
- Он-то нас точно спасать не будет, – шепотом напророчила Кузя.
Крышка сдвинулась окончательно, и из люка вылез перепачканный Шляпа Мю.
- Привет, Шляпа, – безмятежно продолжила Кузя. – Ты не поверишь, но мы по тебе скучали.
- Заметно, – холодно ответил Шляпа.
- Не выпендривайся, – еще холоднее произнес Гибельгейн. – Мы пришли тебя спасать, а ты сбежал.
- И как вы меня спасаете, я тоже оценил… – кивнул Шляпа. – Янек, куда ты полез?
- Вниз, – кратко ответил Янек, скрываясь в глубине люка. – Сам себя не спасешь, никто не спасе…
Остальные деловито последовали за Янеком.
- Эй, – позвал их Шляпа, спускаясь следом, – там вообще-то ловушка.

***

- Но, сэр, – рассудительно произнес Смайлик, когда полковник высказал все, что он думает о таких бесполезных охранниках как Герцог и Смайлик. – Вы же сами его выпустили.
- Что? – обалдел Нет,сэр! – Когда?
Выражение лица Смайлика стало очень знакомым. Такое выражение возникало у всех, кто собирался задать полковнику сакраментальный вопрос о его умственных способностях.
- Вы играли в карты, – напомнил Смайлик. – Мы с Герцогом наблюдали по монитору. Потом Герцог ушел, и я остался один. А потом вы вышли из камеры вместе с заключенным. Вы сказали, что так надо, и чтобы я оставался дежурить дальше. Я додежурил свое время, а потом пришел Герцог и начал кричать, что «Сыр» сбежал.
- О! – изумленно пробормотал Герцог. – А, я понял! Бедный глупый мистер Неулыбчивый! Ты путаешь нашему полковнику все карты. На самом деле, это была часть хорошо продуманного плана. Сэр Джереми просто действовал по обстоятельствам…
- Нет! – взревел сэр Джереми. – Я не действовал по обстоятельствам, кончайте нести чушь! Мы играли в карты, и я выиграл. И Шляпа сказал, вот его дословные слова: «Все, полковник, обещаю, больше никаких фокусов». И я вышел из камеры. Один. Я не понимаю, почему ты видел нас вдвоем. Может, тебя за… О…
- Сэр? – вежливо переспросил Герцог.
- Загипнотизировали, – мрачно договорил полковник. – Меня.

***

- Карточный гипноз, – договорил Шляпа. – Действует недолго, но я успел порыться в его компьютере. В общем, этот ход сплошная ловушка. Однако тут есть ответвление, которого не было на карте.
- С этими потайными ходами никогда не знаешь наверняка, – со знанием дела кивнул Янек. – Помню, я однажды…
- И раз уж по вашей милости все остальные выходы перекрыты, предлагаю прогуляться в неизвестное, – продолжил Шляпа, протискиваясь вперед. – Что у вас, кстати, был за план?
Все покосились на Тео.
- Только не надо делать меня козлом отпущения, – огрызнулся Гибельгейн. – Это был хороший план, и вы все его одобрили.
- Ковбой был против, – вполголоса пробормотал Янек.
- Мы исходили из того, – начал Гибельгейн, разделяя ответственность между всеми, – что лучше всего людей обманывают люди.
- Гениально, – присвистнул Шляпа. – Надо проследить, чтобы ты больше никогда в жизни не работал в команде, Погибель. Это очень плохо на тебе сказывается.
- И Кузя уговорила актеров из бродячего театра, – стойко продолжил Тео, – чтобы они сыграли преступников, которые пришли сдаваться полиции по собственному желанию. А мы затесались среди них и проникли в здание, где тебя держали. И если бы ты так не вовремя не сбежал, мы бы тебя под шумок вытащили.
- За актеров, кстати, не волнуйся! – торопливо добавил Ное. – Мы договорились, что они будут утверждать, что мы вынудили их пойти на обман силой, взяв в заложники их семьи. Ушас смонтировала поддельные ролики, не подкопаешься.
- Меня больше беспокоит, за какую именно сумму Кузя уговорила этих героических актеров пойти на обман, а Кузя?
- Давай, сначала выберемся отсюда? – дипломатично предложила Кузя. – Сейчас направо или налево?
- Понятия не имею, я тут впервые.
- Подбрось монетку, – посоветовал Ное.
- Твоя идея, твоя монетка.
Монетка, глухо звякнув, закатилась в трещину.
- Давайте, проголосуем, – устало сказал Гибельгейн. – Нас тут пятеро, ничьи не будет.
- Нас тут восьмеро, – машинально поправил его Янек. – И ковбой снова против.
- А, точно! – внезапно развеселился Шляпа. – Давайте, подбросим Янека! Он у нас двойной. Какой личностью вверх ляжет, туда и свернем.
- Давайте, не будем ссориться, – миролюбиво сказал Ное. – Можно завязать мне глаза, раскрутить и посмотреть, куда я ткнусь.
Ное ткнулся в стенку.
- Все, идем налево, – не выдержал Шляпа. – У меня интуиция.

***

Одна из белых колонн бесшумно отъехала в сторону.
- Аха, – сказала старая леди. – У нас гости. И как раз к началу.
- Все взаимосвязано в природе, – фыркнул старик.
Когда Мю и остальные перестали щуриться от яркого света, то обнаружили, что находятся в какой-то лаборатории или в каком-то храме. Инструменты, не особенно приятные на первый взгляд и совершенно неприятные на второй, были аккуратно разложены на алтаре и белых низеньких скамейках. В углу, между двумя колоннами, высилась объемная колба, в которой свивался кольцами серый туман и время от времени вспыхивали серебристые искры.
Если приглядеться, искры напоминали серебряные игральные кости с изумрудными камушками вместо точек.
А потом солнце в витражах вдруг вспыхнуло так ярко, что стало больно смотреть.
- Попалась, – усмехнулся старик.
Туман в колбе рассеялся, и среди исчезающих серых вихрей смеялась и плясала девушка с рыжими-рыжими волосами и зелеными глазами. Цвет и узор ее одежд менялся как рисунок в калейдоскопе, и бубенчики на запястьях и щиколотках звенели в такт движениям рук и ног.
- Ах, – сказала старая леди. – Мы поймали такую мышку, что скорее уж птичку…
- Кто это? – зачарованно спросил Мю.
- Леди Удача, – рассмеялся старик.
- Ее нельзя поймать… – хрипло произнес Гибельгейн.
- Почему нет? – улыбнулась старая леди. – Если вы умны и талантливы, и у вас есть специальное оборудование…
- И парочка авантюристов, которые будут приманкой, – хихикнул старик.
Мю как во сне приблизился к колбе. Девушка внутри хлопнула в ладоши и рассмеялась.
- Видите? – мягко сказала старая леди. – Удача любит таких, как вы. Поэтому мы наказали полковнику хорошенько тебя охранять, счастливый мальчик. И подготовить ловушку для твоих друзей. Но вы все равно сбежали. Потому что вы везучие. И когда вам повезло и вы сбежали, мы поймали Удачу.
- Так нельзя, – сердито сказал Ное. – Так не честно!
- Что будет, – нехорошо сощурился Тео, – если Шляпа вернется обратно в камеру? – Он взглянул на танцующую девушку. – Она освободится?
- Или если мы вернемся все вместе? – легко прибавила Кузя.
- Это уж будет совсем неудача, – печально закончил Янек.
- Сыр не хочет быть сыром, – хмыкнул старик. – Как будто сыр кто-то спрашивает.
Рыжая девушка продолжала смеяться и плясать.
- Сменить удачу на неудачу… Перестать сыру быть сыром… Откуда у всех эта страсть к элегантным решениям? – Шляпа Мю вздохнул, взял с алтаря гибрид щипцов и моргенштерна и, хорошенько прицелившись, швырнул его в колбу.
На одно долгое мгновение время остановилось, девушка внутри колбы перестала танцевать, внимательно посмотрела на Шляпу Мю и показала ему язык.
А потом все взорвалось цветным стеклом.


Эпилог

«Летающий заяц» петлял по космосу, путая следы.
- Давайте, ограбим Картахену, – предложил Шляпа Мю.
- Картахену Великого Джа? – уточнил Гибельгейн. – Самый богатый астероид Системы?
- Картахену, об которую Эдди-Дельфин обломал себе все зубы, – уточнила Кузя, – а Робби Бал, страшно сказать, все…
- Картахену, за которую Дрейк просил пятьсот тысяч, ему предложили двадцать пять, а сторговались на ста семи? – припомнил Лемах.
- Я там был, – кивнул Янек. – Памятник одноногому, однорукому и одноглазому Бласу до сих пор внушает трепет.
- Ту Картахену, – неожиданно спросила обычно молчаливая Ушас, – путь к которой лежит между двумя черными дырами?
- Я рад, что мы мыслим в одном направлении, – похвалил всех Шляпа Мю. – Надо придумать хороший план… – В карих глазах Шляпы замерцали цветные искорки.

***

Пары в маскарадных костюмах беззаботно кружились в танце.
Пожилая леди, одетая Снежной Королевой, задержалась у зеркала, чтобы поправить меховую накидку. Рядом остановился старик в потрепанном костюме Мерлина.
- Все зеркала в нашей лаборатории разбились. – Леди подмигнула своему отражению. Глаза у нее были голубыми как искрящийся снег. – Семь лет несчастий ожидают нас.
- Как только до нас доберутся военные, – пробормотал старик, раскуривая длинную трубку, – они вместят эти семь лет в один адский месяц.
- Какое мне дело до военных? – мечтательно произнесла леди. – Я видела воплощенную удачу. Я хочу увидеть… что-нибудь еще. Что мы поймаем теперь?
- Молодость, – кряхтя ответил Мерлин. – С нее и надо было начинать.
- Просто бросай курить, – улыбнулась Снежная Королева.

***

Герцог и Смайлик с удовольствием поедали мороженое. Герцог – клубничное, Смайлик – шоколадное. «Как дети», – умилился полковник, подсаживаясь за их столик и выкладывая конверт с инструкциями. Надпись на конверте гласила: Кодовое название «Леди и Бродяга».
- Сэр! – сразу же не выдержал Герцог. – Могу ли я позволить себе робкую надежду, что на этот раз задание будет более однозначным? Или мы опять действуем по обстоятельствам?
- Не борзей, наглый аристократишка, – дружелюбно произнес Смайлик.
Герцог подавился клубничкой.
- Он намекает на то, что ты не соблюдаешь субординацию, – пояснил полковник.
Герцог откашлялся и куртуазно выругался на одном из мертвых языков.
Смайлик удовлетворенно промолчал. С некоторыми людьми можно было подружиться, только предварительно поссорившись.
Полковник заказал себе мороженое и изложил детали задания.
- Так мы должны взять их живыми? Или все-таки мертвыми? – осторожно уточнил Герцог. – Или это не имеет значения?
- А, – криво усмехнулся полковник, – это и есть самое интересное.


Месяц спустя (эпилог эпилога)

До начала операции «Картахена» оставалось пятнадцать минут.
- Знаешь, Шляпа, – раздался по внутренней связи голос Лемаха, – я наконец-то понял. Твои истории на самом деле очень жизнеутверждающие. Не сразу это замечаешь, но если поразмыслить…
- Ное? – с некоторой тревогой позвал его Шляпа. – Ты вообще чем сейчас занят?
- Вот, например, та история про девушку и перекати-поле. Смысл совсем не в том, что перекати-поле перекатило девушку. Сокровенный смысл в том, что фикус выжил!
- Какой к чертям фикус?! – вмешался Гибельгейн.
- Который посадила девушка в синем пальто, – пояснил Лемах.
- Ковбой не помнит никакой девушки, – присоединился к дискуссии Янек. – А ковбой помнит все!
- Точно! – поддержала Янека Кузя. – И я не помню. Про дельфина-активиста помню, про слепого инопланетянина тоже помню, про фикус не помню.
- Нет, Ное, – задумчиво сказал Шляпа. – Ты ошибаешься, фикус не выжил. На него набрел оборотень.
- Какой к чертям оборотень?! – взвыл Гибельгейн.
- Вегетарианец, – спокойно ответил Шляпа. – Оборотень-вегетарианец. Вы даже не представляете, в каком жестоком-жестоком мире…
- До начала операции «Картахена», – прервал Шляпу монотонный голос Ушас, – осталось десять минут или… – В интонациях пилота «Летающего зайца» проскользнуло предвкушение. – Десять тысяч лет, если мне не удастся провести корабль между черными дырами… Пожелайте мне, пожалуйста, удачи.

@темы: внеконкурс, Карусель-2012

URL
Комментарии
2012-07-03 в 13:45 

kazevrazhyna
Все во Зле должно быть прекрасно, особенно хвост. (с)
Ужасно жалко, что внеконкурс) Я бы поставила 5/10:)

2012-07-04 в 15:14 

kazevrazhyna, спасибо! ^________^

URL
2013-03-12 в 19:49 

Terra Nova
Спасти маму, папу и Бэкингема!
Теххи, я прочла этот восторг! *__________*

2015-06-22 в 01:07 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
Почти три года мучило меня, что этот текст остался единственным, который я не прочитал, начиная с Радуги-3 :lol:

Распластавшийся под потолком Шляпа Мю весело помахал полковнику рукой.
- Кончай свои фокусы, – процедил Нет,сэр!, когда Шляпа, не удержав равновесие, свалился на кровать. – Или мы запрем тебя в чулане.
Полковник блефовал, из чулана было слишком легко сбежать.

)
- А у вас, значит, – укоризненно произнес он, внимательно рассматривая погнутые уголки и таинственные дырочки, – карты не крапленые?

гы)

Однако корабль, к которому пристыковывался Тео, как ни посмотри, был летающим зайцем. Шляпа Мю настаивал, что это Лунный Кролик, но заяц, он и в небе заяц. Все началось с Тео Гибельгейна в тот момент, когда дедушка оставил ему в наследство антикварную рухлядь под названием «Летающий заяц».
удюдюдю

«Где бы нам раздобыть какого-никакого постоянного механика?» – как раз вопрошал у вечности Шляпа, когда проплывающий мимо их корабля Янек вдыхал последние остатки кислорода и тщетно пытался вспомнить молился ли он на ночь?
чет очень порадовало

«Ха! – сказал Шляпа Мю, вставая во весь рост. В багровых отблесках пламени он был похож на юного чумазого бога, не совсем понимающего, как правильно карать людей молнией. – Мы наймем профессионального пилота!»
:vict:

Однако мир иллюзий Ное оказался настолько прочным, что жестокая реальность проигрывала ему раз за разом.
:lol:

Мастер по прозвищу Мастер, виновный в…
:heart::heart:

- Сменить удачу на неудачу… Перестать сыру быть сыром… Откуда у всех эта страсть к элегантным решениям? – Шляпа Мю вздохнул, взял с алтаря гибрид щипцов и моргенштерна и, хорошенько прицелившись, швырнул его в колбу.
:vict:

- Молодость, – кряхтя ответил Мерлин. – С нее и надо было начинать.
- Просто бросай курить, – улыбнулась Снежная Королева.

отлично

В смысле, я не могу сказать, что этот легкий, радостный и, имхо, без выкрутасов гон прямо вот все, как я люблю, но было очень приятно и че ж я три года назад не прочитал :lol:

Спасибо!

2015-07-17 в 12:37 

Теххи Халли
у меня тоже псевдоним (с) Алукард
Китахара
Почти три года мучило меня, что этот текст остался единственным, который я не прочитал, начиная с Радуги-3 :lol:
квест пройден :lol:
а меня мучило, что я не подписана на комменты, а вдруг кто-нибудь сюда все-таки еще заглянет :gigi:


Спасибо! ^_____^ такое всегда приятно слушать, три там года или не три :D

имхо, без выкрутасов
а обычно у меня, конечно, с выкрутасами, это да :lol:

Terra Nova, :kiss:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Радуга-фест

главная