23:02 

Восточный Экспресс
Будь у меня талант Бальзака,... я бы обязательно описал вот это!
Название: Наследство
Тема: На семи ветрах
Автор: Loreley Lee
Бета: Восточный Экспресс
Краткое содержание: В наследственную массу порой входит не только имущество...
Примечание: ~3240 слов
Комментарии: разрешены


Телефон зазвонил в самый неподходящий момент – совещание было в самом разгаре, представитель заказчика – жуткий зануда – только что в третий раз задал все тот же вопрос: «А что если в апелляции решение отменят?», лишь слегка изменив форму. Гуля, не глядя на экран, нажала кнопку ответа, быстро сказала: «Я перезвоню» и, отключившись, приглушила звук у телефона и принялась снова объяснять судебную перспективу дела, которым они занимались.
Наконец, спустя двадцать минут объяснений, представитель заказчика пришел к выводу, что ничего нового уже не услышит и откланялся. Гуля перевела дух и улыбнулась Ольге, руководителю их адвокатского бюро.
- Слушай, он меня совсем замучил.
- Меня тоже, - кивнула Ольга. – Хотя тут ничего личного. Он всегда такой. Мы года три назад, ты у нас еще не работала, вели для них одно дело. Гильманов рассматривал. Так пришлось этого тащить в суд давать показания. Вот он оторвался. Повторил по сути одно и то же раз десять. А Гильманов мужик терпеливый, он слушал. Слушал-слушал, а потом строго так говорит: «По существу дела можете еще что-нибудь добавить?» Этот и увял, бедный. Только решил, что нашел благодарного слушателя, и такой облом. Впрочем это весело, а решать с апелляцией надо.
- Они сами оспорят, - сказала Гуля, перебирая документы. – Смотри, первая инстанция вот эти приложения не рассматривала, и переписку тоже. Стопудово те решат, что мы эти документы не представили, потому что у нас их нет. Так что в жалобе наверняка наврут с три короба насчет этого. Отследим по сайту, когда подадут, напишем отзыв обтекаемо, а потом письменными пояснениями докинем эти документы и алга*. Админресурса у них там нет, а без него Самаре* пофиг на местную возню. Так что законное и обоснованное решение они на основании бреда истцов отменять не будут.
- Твоими бы словами да богу по ушам, - Ольга окинула документы на столе внимательным взглядом. – В принципе, если Самара поддержит, у нас решение вступает в законную силу и тогда быстренько надо получать исполнительный лист. Зарядить приставов и, алаберса*, если они сопли жевать не будут – сразу наложить арест на имущество. И, вдогонку, собственный иск.
- Ага, - откликнулась Гуля, проверяя телефон. – Оль, слушай, я маме звякну быстро? Это она звонила. Два пропущенных уже. Если я не отзовусь она разобидится.
- Звони, конечно. А я пока кофейку нам сделаю.
Гуля ткнула в экран, где светился номер маминого мобильного, и приготовилась выслушать нотацию на тему того, что хорошие дочери отвечают на звонки матери сразу, а не спустя полчаса, и, вообще, с первого раза слушают что им говорят, а не отделываются коротким «перезвоню». Однако на этот раз все было по-другому. Спустя несколько секунд Гуля преувеличенно аккуратно положила телефон на стол и растерянно оглянулась.
- Гулька, что с тобой? – Ольга обеспокоенно коснулась ее руки. – На тебе лица нет.
- Оль, можно мне домой прямо сейчас. У меня бабушка умерла…

***

- Вахитова Гульнара Равильевна? – участковый, предпенсионного возраста мужичок с добродушным лицом, смотрел на нее так, словно она была инопланетным монстром, предъявившим документы на имя земной жительницы. Гуля вздохнула. Внешность ей досталась мамина – светлые волосы, светлые глаза, очень светлая, легко обгорающая кожа. И такое сочетание внешности и имени с фамилией, не говоря уже об отчестве, повергало некоторых в ступор.
- У меня мама русская, - привычно ответила Гуля.
- Да я не о том, - отмахнулся участковый. – У вас кроме паспорта какие-нибудь документы имеются? Доказывающие, что вы действительно внучка покойной.
- Какие, например? – грустно усмехнулась она.
- Ну я не знаю, - задумался он. – Свидетельство о рождении там, или еще что? Может завещание?
- Нет у меня ничего. А вы, разве, не можете проверить как-то еще. У вас же должна быть какая-то база данных. Мои родители тут поженились. В местном загсе.
Ее голос сорвался, предвещая слезы.
- Да что ж вы так нервничаете, - всполошился участковый. – Сейчас все выясним, не волнуйтесь. Вы тут посидите, а я скоро вернусь. Вот паспорт ваш, пожалуйста.
Он умчался куда-то бодрой юношеской рысью, не сочетавшейся с блестящей лысиной, окруженной венчиком седых волос, и объемистым брюшком, нависавшим над ремнем форменных брюк. Гуля тихонько всхлипнула, села на стул у стены, прислонившись к ней головой, и закрыла глаза.
Силы были на исходе. Накануне, получив от мамы ужасную весть, Гуля приехала домой совершенно раздавленная. Мама, впрочем, была деловита и решительна. Не дав опомниться, она рванула к нотариусу и, спустя полтора часа, вернулась с документами об отказе от наследства в пользу дочери.
- Мам, а ты не хочешь сама поехать, например? – спросила тогда Гуля, чувствуя глухое раздражение на мать.
- Ой, Гулечка, ты же знаешь, мы с твоей бабушкой не слишком ладили.
- И я никак не могла понять – почему?
- Да все потому же. Она ведь меня в семнадцать лет из дома выгнала фактически. Сразу как я аттестат получила. Домой прихожу, а она уже чемодан мне собрала и деньги сует. Поедешь, говорит, в Барнаул, поступать. Я ей: «Мама, дай я отдохну немного», а она ни в какую. «Езжай» и все. И потом, когда я на каникулы приезжала, тоже все гнала поскорей обратно. Тут после общаги хочется дома побыть, домашнего покушать, а она все «езжай учись». Единственный раз довольна была, когда я отца твоего знакомиться привезла. Пирогами его закармливала, самогоном напаивала. Я уж думала мозги на место встали. А Равиль мне рассказал потом, что она у него все выпытывала где мы жить планируем да что делать, а как он сказал, что в Казань меня увезет, аж расцвела вся. И давай ему намекать, что жениться скорее надо. Ты же знаешь, что мы в райцентре расписались?
- Знаю, конечно.
- Ну вот, мы тогда на неделю приехали, а она его за три дня обработала, договорилась с кем-то, и нас на пятый день расписали уже. А там она нас и выставила.
- Но мам, ты же рассказывала как вы с папой сами решили сюда, в Казань поехать.
- Решили, конечно. Только мы рассчитывали пожениться через полгода, на свадьбу нормальную скопить, а в результате расписались без всякой свадьбы. Дома выпили по стопочке вчетвером, с теткой Мартой еще, и вся гулянка. И переводиться мне пришлось, досдавать академическую разницу. А ведь я планировала в Барнауле закончить и только потом в Казань.
- Мам, а бабуля не говорила почему тебя так в Казань выпихивала?
- Она говорила «нечего тебе тут делать». Может боялась, что я с плохой компанией свяжусь или еще что. А может и просто надоело ей матерью быть. Да ты сама знаешь какая она была – неласковая, строгая. Может она детей и вовсе не хотела, да вот забеременела и пришлось рожать. Тогда же аборты запрещены были.
- Мам, ну что ты глупости говоришь. Бабуля нас любила. Я это чувствовала.
- Может и любила, да только на свой лад. Сама помнишь как нас, да и тебя тоже, встречала, когда приезжали мы. Сколько раз ты у нее была? Три?
- Четыре.
- Вот то-то же.
- Но туда так ездить далеко, я сама уставала от такой дороги. Потому и хотела бабулю сюда забрать. Правда она отказывалась.
- А чего ж ей не отказываться? Там-то она была прям царица. Уважали ее, совета спрашивали, каждый второй к ней таскался с вопросами – да не с пустыми руками все. Да и привыкла она к простору – дом-то там вон какой. Сколько лет стоит, а все как новый. Четыре комнаты, погреб, сараи. Живность опять же. Кто бы ей дал здесь так развернуться. Ты, в общем, поезжай. На наследство подай, а как полгода пройдет – продашь. Хоть там и захолустье, а места хорошие. Местные из города в тех краях участки под дачи берут, а там и дом отличный и участок двенадцать соток. Яблони шикарные, сливы, вишни еще. Заезжай да живи. Тысяч за триста точно купят. А может и дороже выйдет. Ты же сама говорила, что тебе машину поменять надо…

Тем же вечером Гуля уехала в Москву, а оттуда, едва успев к концу регистрации, вылетела в Барнаул. Она планировала купить билет на поезд от Барнаула до Поспелихи, а оттуда электричкой или автобусом добраться до бабушкиного села, но билетов не было. Пришлось брать такси – перед вокзалом прохаживались хваткие частники, предлагая приезжим доставить их с ветерком хоть в Рубцовск, хоть в Камень на Оби, хоть в Бийск. Гуля выбрала одного, показавшегося наименее наглым, и попросила отвезти ее в Поспелихинский район. Бабушкин дом был виден издалека. Он стоял на вершине холма, утопая в зелени. Крытая металлом крыша сверкала на солнце. На миг Гуле даже показалось, что все хорошо, и она просто едет к бабушке в гости, а бабушка ждет ее и уже испекла пирог, но тяжелый навесной замок и белая бумажная полоска с печатями на двери дома вернули ее к реальности. Она внимательно вгляделась в плохо пропечатанный штамп: «Поспелихинский район, Благодатненский сельский округ, с. Благодатное. Участковый Дымов С.И.» и, тяжело вздохнув, попросила водителя, еще не уехавшего, отвезти ее в райцентр к участковому.

И вот теперь она сидела в душном кабинете участкового посреди захолустного райцентра под названием Поспелиха, и ждала непонятно чего. Хотелось заплакать, но слезы не шли, а в груди, непонятно отчего, закручивалась тугим узлом тревога. Гуля вспоминала разговоры с бабушкой и пыталась заставить себя осознать, что бабушки больше нет, но осознание не приходило. Ей все казалось, что это происходит не с ней, словно она смотрит кино, про кого-то похожего на нее саму.
Ожидая возвращения участкового она успела задремать и проснулась от того, что ее потрясли за плечо.
- Просыпайся, девонька. Уточнил я все. Ты уж извини меня за дотошность.
- Да ничего, я понимаю, - пробормотала Гуля.
- Пойдем-ка, - предложил участковый. – Я тебя туда отвезу, раз уж так получилось. Автобус-то уже ушел.
- Спасибо вам,.. – Гуля замялась, не зная как к нему лучше обращаться. «Господин капитан», или, может, «товарищ участковый»?
- Сергеем Ивановичем меня зовут, - сказал он, заметив ее замешательство. – Бабушку твою я хорошо знал. Марью в наших краях многие знали. Пойдем, пойдем.

Усадив Гулю в старенькую, дышащую на ладан «девятку», Сергей Иванович завел мотор и, когда отделение скрылось за поворотом, повернулся к Гуле с помрачневшим лицом.
- Я тебе вот что скажу, девонька, - начал он сочувственным тоном. – Бабушка твоя не сама померла. Убили ее. И я подозреваю, кто убил.
- Кто? – откликнулась Гуля еле слышно, сглотнув внезапно возникший горький ком в горле.
- Есть тут у нас один. Он предлагал у Марьи купить ее участок. Бизнесмен местный. Генрих Миллер его зовут. Много земли под себя забрал, Я ведь чего к тебе с доказательствами привязался – он запросто мог бабушку твою заказать, а потом, под видом внучки постороннюю девицу запустить. Она бы на себя дом оформила, а потом ему продала.
- Угу, а потом еще кому-нибудь и пойди потом отсуди участок у добросовестного приобретателя, - машинально подхватила Гуля.
- Соображаешь, - одобрительно кивнул Сергей Иванович. – Юристка что ли?
- Да, адвокат.
- Марья гордилась, поди.
- Не знаю.
- Гордилась, гордилась, можешь быть уверена. Марья вас любила очень. Фотографий не вешала и языком особо про вас не трепала, а если случалось про дочку и внучку речь завести – расцветала вся. Слушай, я, короче, там договорился – тело тебе отдадут когда готова будешь, а пока в морге подержат. Да сделают все по высшему классу – бальзамирование там, все такое. Место на кладбище у Марьи давно было – рядом с дедушкой твоим. И в остальном поможем, если что. Ты мой мобильный запиши и звони если что.

***

Бабушкин дом, как обычно, поражал идеальным порядком. Даже пыль еще не налетела на чисто вымытые полы. Плоский телевизор и ноутбук, подаренные Гулей, стояли накрытые ажурными салфеточками, вязаными крючком. Рядом с ноутбуком аккуратно лежали упакованные в пакетик записи – пошаговая инструкция как пользоваться ноутбуком. Кровать в спальне была аккуратно заправлена. Только одно нарушало идиллию – большое кровавое пятно в гостиной возле печки. Увидев его Гуля быстро присела на ближайший стул – ноги отказывались ее держать. Едва представив себе, что бабушка лежала вот тут и из нее текла кровь на крашеные доски пола, она ощутила как слезы душат ее, готовясь вырваться наружу и не стала сдерживаться. Она рыдала в голос, уткнувшись лицом в ладони, когда ощутила, что кто-то гладит ее по плечу.
Гуля вскинулась, в ужасе. В голове махом пронеслись мысли о том, что убийца бабушки пришел и за ней тоже. Но это был не убийца. Рядом стояла сухонькая старушка в темном платье, подвязанном белоснежным фартуком.
- Приехала, значит, - не слишком внятно сказала старушка наполовину беззубым ртом. – Здравствуй, милая.
- Здравствуйте, - откликнулась Гуля, вытирая глаза. – А вы кто?
- А я, милая моя, тетка Марта. Подруга бабушки твоей.
- Вы знаете, кто я?
- А как же? Ты ж на Марью вон как похожа. Родную кровь всегда видно. А я пришла Милку подоить, слышу плачет кто-то. Ну я и зашла.
- Вы извините, пожалуйста, что я так расклеилась. Присаживайтесь. Хотите чаю?
- Да тут не чаю надо, милая. Покрепче чего-нибудь.
- А… не знаете где у бабули…
- Все знаю, девочка. Ты сама садись. Я сейчас на стол соберу. Помянем рабу божию Марью Силантьевну.

С этими словами Марта извлекла из шкафчика за печкой заткнутую бумажной пробкой бутыль, включила чайник, поставила на стол чашки и маленькие стопочки. Извлекла из буфета вазочку с подзасохшим печеньем и еще одну с конфетами в ярких фантиках.
- Ну давай, милая, выпьем за упокой души новопреставленной Марии, - сказала она, разливая содержимое бутылки по стопкам.
Гуля взяла стопку и, с опаской поднесла ко рту. Самогон нежно пах яблоками, и она, решившись, отхлебнула. Выпитое жидким огнем потекло по пищеводу, и Гуля закашлялась, ошарашено наблюдая как Марта одним махом опрокинула стопку в рот и, довольно крякнув, налила себе еще.
- Пожалел господь Марьюшку, - тепло сказала она. – Забрал ее наконец. Знать, отмолила она грехи свои.
- Какие же должны быть грехи, чтобы вот так… - у Гули перехватило горло и опять навернулись слезы.
- Так она же ведьма была, Марья-то, - Марта сказала это так обыденно, как говорят «она воспитатель» или «она продавщица». – К ней, почитай, со всего района ездили. Кому болезнь отшептать, кому порчу снять, а кому и кое-что похуже.
- Это вы о чем?
- А это я, мила моя, о том что Марья могла и человека уморить. Ей это было запросто.
- Да что вы такое говорите? – взорвалась Гуля. – Моя бабушка – убийца?
- А ты не кричи, девонька, а лучше послушай вот. Мы же репрессированные. Под Саратовом жили. А как война началась нам сутки на сборы дали, в вагоны загрузили как скотину, да сюда и привезли. Марья русская была, ее бы не тронули, а только любила она очень Густава, дедушку твоего. Они еще неженаты были, а она пришла на вокзал с чемоданчиком. Я, говорит, жена его, и на Густава показывает. Тут они и расписались, как привезли нас. Вырыли мы землянки, и стали в них жить. А как зима пришла – помирать стали. На работы-то нас гоняли, а угля не давали особо, а хворостом не больно погреешься, когда мороз трескучий. Густав туберкулезом заболел – тогда многие болели. Ну Марья и пошла к Федьке-коменданту угля просить. А она красавица была – коса пшеничная в руку толщиной, глаза синие, сиськи как у племенной коровы вымя. Ну комендант ей и сказал, что если она с ним ляжет – даст ей угля и вообще поможет. Она и легла, она ради Густава и не на такое согласна была. Вот тогда комендант им участок этот и выделил и леса на постройку отписал. Самый первый их дом тут был. Если бы не Марья – меня бы, глядишь, тогда еще господь прибрал. Я всю ту зиму ночью к ним сюда ночевать ходила. Тайком, понятно. Ну и комендант к ней хаживал. Как Густав на работах, а Марья дома – так и приходил. Долго они так хороводились. А потом, после войны уже когда Наташка, мать твоя, родилась, Густаву хуже стало. Доктора сказали в санаторий надо – а это ж разрешение у коменданта надо брать. Марья-то думала, что Федька выпишет разрешение. А он не выписал. Я, говорит, прав таких не имею, врагов народа в санатории отправлять. Так Густав и помер. А Федька к ней свататься пришел. Тяжело тебе будет с девчонкой без мужика, говорит. Марья его коромыслом по хребту выгнала, а мне потом сказала: «Не будет он, сука, жить, когда мой Густав в земле лежит. Уморю.» И уморила. Трех месяцев не прошло, а Федька помер. В райцентр поехал, а на обратном пути заблудился в степи и насмерть замерз. Две версты всего досюда было, а заплутал…

***

Ночью Гуля проснулась, словно от толчка. Напротив дивана, на котором она легла, не решившись потревожить бабушкину постель, в деревянном кресле, сложив руки на коленях, сидела бабушка. Лунный свет из окна освещал ее лицо.
- Бабуля, - всхлипнула Гуля и рванулась было обнять, но строгий взгляд словно приморозил ее к месту.
- Сиди где сидишь, - сказала бабушка. – Не то тебя за мной утянет. Поняла аль нет?
- Поняла.
- Вот и славно. Приехала, значит. А зачем?
- Мама сказала поехать, наследство оформить.
- Вот же Наталья, ослушница. Сколько раз я ей говорила самой сюда не таскаться и тебя не пускать.
- Но почему, бабушка?
- По кочану, внученька. Есть на то причины.
- Бабуль, мне участковый сказал, что тебя убили. Бизнесмен какой-то местный.
- Генрих-то? Да нет, не он это. А так убили, да. Нешто я одна кого убили тут.
- А Сергей Иванович говорил, что Генрих собирался у тебя участок купить, а ты отказала. Вот он и разозлился.
- Серега глупость мелет, а ты за ним повторяешь. Генриху я отказала, а как же? Не могу я такой грех на душу брать. А убил меня Васька Токарев. Из районной администрации.
- Но за что?
- А я жене его отсушку сделать помогла, денег дала и подсказала как из дома сбежать половчее с дитями вместе. Бил он ее. Смертным боем лупил. И детей тоже. Убил бы он их. У него на судьбе это написано. Убийцей стать.
- Так его судить надо.
- Да не засудишь ты его. Свидетелей нету. Доктор по мертвякам написал, что я сама о печку кумполом приложилась и откинулась.
- Я не успокоюсь, пока не выведу его на чистую воду. С работы уволюсь. Сюда перееду и найму частного детектива.
- От дура-то. Да он и тебя убьет. Ему это теперь запросто.
- Я не могу так, бабушка, - Гуля почувствовала, как по ее лицу сами собой потекли слезы. – Ну почему ты не переехала к нам?
- Да куда ж я поеду. Я тут была надежно привязана. Сама же и привязалась, чтобы Федьку-супостата со свету сжить.
- Тетка Марта сказала, что бы ведьмой была.
- Была, а как же? Грехи мои тяжкие были. Помереть не пускали. А теперь вот сорок дней пройдет и уйду я к Густаву моему.
- Бабуля, а я смогу вот так же?
- Что? Ваську извести задумала? Уезжай лучше отсюда.
- Нет.
- Ну смотри, девка. Твоя воля. Только знай, если сделаешь это – обратной дороги отсюда тебе уже не будет. Оно не отпустит.
- Кто «оно»?
- Идолище. В подпол если спустишься – колоду дубовую отодвинь. Там еще ступеньки. Я, когда погреб копала, яму ту нашла. А там идолище. Местные узкоглазые ему молились. Тут баба одна была. Про нее сказывали, что ведьма. Она меня и научила, как узнала, что я нашла.
- Научи меня.
- Лучше б ты домой поехала, Гулюшка. Зачем тебе грех-то такой?
- Ничего, я как-нибудь переживу.
- Ну тогда слушай. Возьми куренка, шею ему сверни, и кровь его на одну руку идолища вылей. А потом нож возьми и руку себе порежь, и своей кровью на другую руку накапай. А потом проси. Хошь вслух, хошь про себя – идолище всяко поймет…

***


«Замглавы районной администрации заблудился в лесу.
Тело Василия Ивановича Токарева, заместителя главы администрации Поспелихинского района, было найдено вчера в лесу неподалеку от поселка Благодатный. Поисками пропавшего занимались добровольцы, сотрудники МЧС и полиции. Судя по всему, чиновник заблудился в лесу, где и подвергся нападению диких зверей.
Глава администрации района выразил свои соболезнования родным и близким погибшего».
«Поспелихинские вести»


To: olgasaidarova@affidavit.ru
From: gulnaravahitova@gmail.ru


Ольга, я отправила почтой заявление на увольнение. Расчет скинь мне на карту. Я пока остаюсь тут, в Благодатном.
Извини, пока ничего не могу объяснить. Позже напишу, как разберусь во всем.
Не злись на меня, ладно?

Гуля


Примечания:

алга - вперед (искаж. татарский)
Самара - в данном случае 11-й апелляционный арбитражный суд
алаберса - бог даст (искаж. татарский)

@темы: рассказ, конкурсная работа, Радуга-6

Комментарии
2015-06-27 в 10:42 

Медичка Шани
Номер Один. Догнат.
читать дальше

2015-06-28 в 19:57 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
читать дальше

2015-07-02 в 21:57 

snowflake_flying
Атомная станция любви или специалист по ётунскому сексу.
Скучный профроман рассказ получился. Очень сухой язык, местами канцелярит, местами чистый протокол (герои - картонки из ментовской хроники). Никаких эмоций практически, саморефлексии, описаний... да и сюжет о-о-о-чень незамысловатый. В общем автор, вы не унывайте, но работать надо... много. И тогда будет счастье.

2015-07-13 в 19:41 

Теххи Халли
у меня тоже псевдоним (с) Алукард
читать дальше

2015-07-15 в 00:27 

Kregy
Номер Четыре. Хаотично добрая на стороне Тьмы.
Задумка понравилась, а вот воплощение подкачало: начинается долго, развивается стремительно, обрывается внезапно, при этом совершенно никакой интриги, все получается с полпинка, и какой-то, эмн, торопливый язык — все это снижает доверие к тексту. + Девка видела бабку всего 4 раза в жизни и ее так колбасит? Вот ни разу не поверю.

2015-07-17 в 17:18 

Теххи Халли
у меня тоже псевдоним (с) Алукард
1/4

2015-07-18 в 23:53 

Fish Speaker
1/3

2015-07-19 в 02:04 

Анунах
Информация - белёсая рыбина
1/4

2015-07-19 в 15:36 

kazevrazhyna
Все во Зле должно быть прекрасно, особенно хвост. (с)
2/6

2015-07-19 в 18:33 

mda_a_a_a
«Никогда не пинай в зад дикобраза» (с)
3/6

2015-07-19 в 19:09 

thegamed
Мнение автора может не совпадать с его точкой зрения
2/5

2015-07-19 в 22:17 

Тангорн
милота и диктатура
2/4

2015-07-19 в 22:37 

tapatunya
Я отвергаю гордыню, воздаяние и агрессию. Мой метод основан на любви. Я люблю вас (с).
3/5

2015-07-19 в 22:57 

Reny_Li
2/6

2015-07-19 в 23:28 

Фран.
сам себе сама
3/4

2015-07-19 в 23:30 

Меррит
Что может спасти умирающего? Только глоток бензина!
2/5

2015-07-19 в 23:30 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
1/4

2015-07-19 в 23:37 

Медичка Шани
Номер Один. Догнат.
1/5

2015-07-19 в 23:45 

Бальтамос
Кто положил "железную деву" плашмя?
2/4

2015-07-20 в 00:01 

Касандра_Параноид
Озарение есть начало всякого творчества, оно наделяет человека индивидуальностью (с)
2/6

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Радуга-фест

главная